Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Удержать Поток



Продолжим тему, начатую чуть ранее. Во избежании путаницы, я буду называть Потоком (с большой буквы) состояние погружения в текущую деятельность.
Войти в Поток не просто, а очень просто. Удержаться в нем сколько угодно времени - легче лёгкого. Как я уже говорил, достаточно компьютерной игры.
Поток подчиняется неплохо изученным закономерностям. Нет никаких проблем создать виртуальную среду, существование в которой будет бесконечным Потоком. Среди выживших на конкурентном рынке игр и прочих современных развлечений, в Поток умеют погружать примерно все.
Проблема же совершенно в другом, не так ли? Мы хотели бы извлекать пользу из своей деятельности в этом состоянии. А для этого нужно пребывать в Потоке и в реальности одновременно. Реальность же для погружения в Поток никак специально не оборудована.
Поэтому приступы рабочего вдохновения так редки. Трудно натягивать сову на глобус. Ещё труднее натянуть нужный паттерн восприятия на великое множество уже имеющихся. Привычка получать награду исключительно за страдание даром не проходит.
Хорошая новость в том, что мы умеем учиться. Чему угодно, в том числе, и новым паттернам восприятия. А значит, существует возможность повторить то, что с нами делает игра, но внутри собственной головы. Сделать реальность такой же подходящей для Потока.
Конечно, это долгий путь. Даже хорошие игры за пару недель не разрабатываются, а тут целая реальность. Зато у нас, в отличие от игроделов, есть возможность начать с малого. Причем логично будет выбрать что-то максимально простое и эффективное.
Кстати, в большинстве игр использован один и тот же прием. Нужные игроку предметы подсвечиваются. Делается это не только для сообщения информации. Главная задача тут - выработка у игрока дофамина и других приятных гормонов при взаимодействии с предметом.
Вот бы в реальной жизни квестовые вещи также подсвечивались! Это бы сделало вход в Поток куда более легким и частым. Да и без Потока бы отлично работало, снижая напряжение и повышая общую эффективность.
Кстати, с этим ведь тоже нет никаких проблем. Я сейчас описываю довольно простую визуализацию, которую можно освоить, а затем сделать привычкой. То есть, я говорю о психотехнике низкого уровня сложности, но с весьма масштабными положительными эффектами.
Вы никогда не пробовали подсвечивать предметы? Может быть, у вас есть свои способы легкого входа в Поток? Если да, поделитесь, это будет интересно. Думаю, не мне одному.
Попробуем удержать Поток вместе?
Продолжение следует.

Оригинал записи на сайте

promo helios3 march 12, 2014 13:22 2
Buy for 100 tokens
Это программный пост, я давно хотел его написать. Я знаю, что многим из вас не нравится реклама в жж, но должен сказать, что я этого мнения не разделяю. Я убежден, что любая деятельность, которую можно монетизировать, должна монетизироваться, ведь это самый эффективный способ сделать её лучше и…

Опора для мышления 2/2: предположения



Завершаю тему, начатую на прошлой неделе. В первой части мы остановились на довольно странном процессе, происходящем со сделанными в рамках научного метода выводами. С одной стороны, их считают аж за саму реальность. С другой - немедленно низвергают с этого пьедестала, как только вывод перестает проходить нескончаемые проверки на истинность.

Однако, никакого противоречия здесь нет. Это просто ещё одно отличие правильного мышления от произвольного. В рамках научного метода, когда мы делаем некое предположение, мы никогда не забываем, что это было именно предположение и ничего больше. А поскольку мы, по прежнему, всегда находимся в условиях недостаточной информации, то любые наши выводы тоже будут являться предположениями, о чем приходится всегда помнить, чтобы не свалиться из познания в фантазирование.

Но каким же образом предположение, готовое быть опровергнутым с корнем в любой момент, может описывать то, что на самом деле происходит в реальности? Ответ на этот вопрос неожиданно прост. Предположение, сделанное и прошедшее проверку в рамках научного метода, будет описывать реальность наилучшим доступным нам образом.

Дело в том, что оставаясь совершенно честными перед собой, мы будем вынуждены признать гипотезами вообще всё, что мы знаем об окружающем мире. Включая, между прочим, сам факт его существования. В таких условиях наиболее важным становится вопрос о том, как выбрать из всех возможных гипотез те, которые, хотя бы, будут как можно ближе к реальности.

Именно этот вопрос и решается с помощью научного подхода к познанию. Причем для этого совершенно не обязательно быть ученым или усваивать какие-то сложные абстрактные конструкции. Достаточно овладеть несколькими вполне бытового уровня методами, чтобы воспользоваться тем, с помощью чего была построена наша сегодняшняя цивилизация.

Одно из главных, на мой взгляд, правил эффективного познания, заключаются в следующем. Если у нас есть некое предположение, то первое, что мы должны с ним сделать, это попытаться опровергнуть его любыми доступными нам способами. Как именно это делать наилучшим образом тоже есть весьма проработанные методики, но базовое правило можно применять безо всякой предварительной подготовки.

Потому что оно не требует вообще ничего, кроме честности перед самим собой. А даёт очень многое, причём независимо от того, что именно вы будете проверять таким образом. Ведь проверяя то, что в итоге окажется ложью или ошибкой, вы обнаружите это и больше не будете беззащитны. А пытаясь изо всех сил опровергнуть истину, вы лишь станете понимать её лучше и увеличите её ценность.

Последний момент, кстати, кажется мне наиболее психологически важным камнем преткновения для верующих. Они зачастую реагируют на проверку, как на атаку (словно речь идёт не о познании, а о приёме инспекции из министерства) и оттого не хотят применять её к тому, что и без проверки кажется им истинным. Научный же метод отвергает любое “кажется”, как проверенно неработающее и просит уже начать разговор по существу.

При этом в рамках научного подхода очевидно, что как раз истина не может никаким образом пострадать от проверок, ведь она просто будет проходить их раз за разом. А значит, этот метод абсолютно безвреден, хотя, в некоторых случаях, способен создавать обратную иллюзию. А вот заведомая ложь, кстати, проверок боится, а потому лжецы всегда напускают тумана и выставляют любую попытку их проверить в негативном свете.

Так на что же опираться в мире, о котором мы ничего не знаем и, видимо, никогда не сможем узнать с полной уверенностью? Неужели лишь только на зыбкие предположения? Да, именно на них, при условии, что вы умеете выбирать из бесконечного множества возможных объяснений реальности то, которое работает наилучшим образом.

Если вам кажется, что этого слишком мало, то, увы, больше порадовать мне вас нечем. Единственной альтернативой являются фантазии, которые не могут дать и этого, а лишь отвлекут вас от настоящего познания. Познание же даётся лишь приближением к истине. Как говорится, остерегайтесь подделок.

Способы узнавать новое могут быть разными. Истина (или хотя бы предположение о ней!) может быть результатом долгих расчётов или внезапного озарения. Научный метод не отвергает ни один из таких возможных способов, хотя некоторые его в этом почему-то упрекают. Он просто говорит нам, что каким бы образом вы не узнали новое, его все равно придется проверять, причем честно и по-настоящему. Потому что это единственный способ превратить новое утверждение в знание.

А вы твердо убеждены в окружающей действительности? Расскажите, как должно происходить познание с вашей точки зрения?

Оригинал записи на сайте

Опора для мышления 1/2: выводы



В жарких околорелигиозных спорах один из читателей поднял важную для меня тему. Это вопрос о том, как следует формировать базис для построения дальнейших умозаключений в условиях недостаточной информации. Вопрос практический, потому что в реальной жизни мы обычно и проживаем в этих самых условиях.

Проблема недостаточной информации касается как большого, так и малого. Мы не знаем многого и про мир, в котором живем и, зачастую, про телефон, который носим в кармане. Даже самые близкие нам люди существуют в наших головах в виде весьма приблизительных моделей. Словом, всё, что нам известно об окружающем мире, мы знаем, в той или иной степени, предположительно.

Более того, даже если бы у нас всегда были в распоряжении все необходимые и железобетонно проверенные факты, это бы не спасало ситуацию полностью. На практике мы постоянно сталкиваемся с недостатком вычислительных ресурсов для обработки имеющихся фактов. Опять же, и в малом, когда что-то вылетает у нас из головы, и в большом, когда мы не можем стать идеальным рациональным агентом - потому что никто не может.

На первый взгляд из вышесказанного следует, что реальность можно воспринимать исключительно на веру. Проверить же её никак нельзя, а значит можно только выбирать, во что верить, а во что нет. Видимо, по наитию, ведь иначе сформировать убеждения просто неоткуда.

Думаю, именно так рассуждают многие верующие, не понимающие различия между рациональным подходом и ещё одной религией, но с верой в отсутствие богов. Они видят, что в одном случае люди верят на слово пророкам и священным текстам, а в другом почитают профессоров и тексты несколько иного жанра. Но суть, с их точки зрения, от этого не меняется - и там и там всё опирается на веру за отсутствием на свете каких-либо других вариантов.

Однако, фундаментальное различие существует. Причем я бы даже разделил его на две части для удобства объяснения и понимания. В первую очередь адепты рационального и мистического подхода отличаются своим отношением к собственным выводам.

Я сейчас говорю про явление максимально общего характера. Все мы, так или иначе, наблюдаем за реальностью, размышляем и делаем некие выводы, независимо от того, каким подходом мы для этого пользуемся. Однако, в разных подходах нашим выводам отводится разное место.

Суть рационального подхода заключается в том, что когда мы приходим к определенному выводу, мы начинаем считать, что реальность действительно соответствует нашим умозаключениям. В отличии от религиозного подхода, где реальность определяется текущей догмой и не зависит от нашего про неё мнения.

Кстати, занимательный факт. Именно эта разница стала, в свое время, причиной конфликта церкви с Галилеем. То, что Галилей изобрел гелиоцентрическую модель, церковникам очень даже понравилось. Модель работала, во всех смыслах превосходила геоцентрическую, позволяя, среди прочего, существенно упростить расчеты, а потому была принята на ура.

Что церковь не устроило - так это суждения Галилея о том, что Солнце, дескать, действительно находится в центре солнечной системы. И дело было даже не в самом Солнце, а в том, что кто-то осмелился оспаривать священную догму на основании сделанных им наблюдений и выводов. А выводы в религиозном подходе не очень-то предназначены для вынесения суждений о реальности.

Потому что реальность описывает бог и дает людям через священные тексты. Человек же своим слабым умом даже в теории не способен сделать вывод такой силы, чтобы на его основании что-то заявлять про окружающий мир. И никакие сделанные им наблюдения не могут служить основанием для подобного вольнодумства.

Тогдашние церковники очень хорошо уловили разницу между двумя подходами. Галилей не предлагал верить в то, что Солнце находится в центре, он принес расчеты, которые показывали, что так оно и есть на самом деле. То есть, Галилей поставил реальность выше веры,  в чем его и принудили публично раскаиваться. А как еще? Ведь иначе пришлось бы допустить возможность опровергать положения веры для любого желающего.

Один из краеугольных камней рационального подхода как раз и состоит в таком отношении к выводам. Научный метод, благодаря имеющимся в нем алгоритмам проверки гипотез, дает нам возможность делать максимально точные из возможных суждения про окружающий мир. А потому относиться к ним, в рамках метода, следует как к непосредственному описанию реальности.

Скажу проще. Если прямой эксперимент или логический анализ достоверно показывают, что священная книга врёт - значит она врёт и точка. Возраст этой книги, степень её святости, количество её поклонников, а также другие посторонние факторы никак не влияют ни саму возможность этого вывода, ни на наше к нему дальнейшее отношение.

Это действительно напоминает веру, ведь с виду мы просто предпочитаем выводы, сделанные в рамках одного подхода, выводам, сделанным в рамках другого. Однако, строгость научного подхода касается, в первую очередь, его самого. В этом и есть первое из отличий - вывод, опровергающий любое из положений самого метода, тоже будет опровергать его на самом деле.

Пост выходит довольно длинным, поэтому про второе отличие, а также про то, каким образом вся конструкция собирается в опору, я расскажу в следующий раз. А сегодня давайте остановимся на разнице в отношении к выводам. Что вы думаете по этому поводу? Существует ли она по вашему мнению, велика ли и насколько существенную роль играет?

Оригинал записи на сайте

Вера как компромисс



Сегодня хочу поговорить о своем главном камне преткновения с верой, как таковой. Я действительно не могу понять или принять ту психологическую конструкцию, которая приводит верующих к отказу от проверок своей веры. Я долго размышлял об этом и пришел к выводу, что вера, возможно, дает не ответы на вопросы, как то утверждают сами верующие, а возможность комфортного отказа от них.

Поясню, как это работает для меня лично. Я могу легко представить себе ситуацию, в которой услышал бы о любой религии в первый раз во взрослом возрасте. Обычно знакомство с верой происходит у нас в раннем детстве, что, само собой, сильно влияет на её дальнейшее восприятие. Однако, христианские миссионеры долгими веками бороздили моря, чтобы нести свою весть именно взрослым людям.

Представим себе, что я дикарь, беседующий вот с таким миссионером. Тогда, с моей точки зрения, передо мной, всего лишь, сидит некий человек и рассказывает весьма удивительную историю. Допустим, этот человек красноречив, а его аргументы сражают меня наповал. Что конкретно должно произойти в этом случае?

Вопрос не праздный, потому что ответ не так-то прост, как кажется. Да, я поверю в историю этого человека, раз он меня убедил, это понятно. Ещё я, вероятно, захочу изменить свою жизнь в соответствии с почерпнутыми у него представлениями о плохом и хорошем. Конечно, если сильно проникнусь и обрету глубокую уверенность.

Но вот что со мной должно произойти такого, чтобы я потом не захотел проверить при случае столь важную для меня теперь историю? Ведь если я меняю свою жизнь, исходя из истинности мне рассказанного, то как бы я не был уверен в ней и в том человеке, я не могу перестать понимать, что люди ошибаются.

Человек может ошибиться во всем и всегда, из чего следует, что моя уверенность в правдивости происходящего не гарантирует его истинности. Всегда может оказаться так, что меня просто обвели вокруг пальца, или индуцировали чьим-то бредом. Да мало ли какие бывают варианты. Степень моей уверенности не имеет значения и вообще не может приниматься в таком деле в расчет.

Чтобы перестать это понимать и перестать стремиться к проверке реальности вокруг себя, мне пришлось бы сначала утратить здравый рассудок. Однако, с верующими эта метаморфоза происходит без видимых психиатрических повреждений. Из чего я делаю вывод, что в момент обретения веры с человеком происходит нечто весьма загадочное.

Я понимаю, что этому феномену возможно придумать множество внешне подходящих объяснений. Моя гипотеза тут состоит в том, что вера позволяет комфортно отказаться от поиска ответов на некоторые вопросы и активно поощряет отказ от этого поиска. Сомнения в вере осуждаются практически во всех религиях. Хотя истина, напоминаю, никогда сомнений не боялась.

В итоге, человек получает возможность перестать сомневаться и испытывать сопутствующий этому дискомфорт, имея при этом железобетонное внутреннее оправдание для такого поведения. Его религия будет при этом говорить ему, что он поступает хорошо и правильно, благодаря чему он, конечно, легко обретет и благодать в сердце и прочие сопутствующие вере приятные штуки.

Не хочу никого обидеть, однако именно так это работает в моем сегодняшнем представлении. Но я ещё раз подчеркиваю, что гипотеза выше - лишь один из множества возможных вариантов. Поэтому, как обычно, хочу спросить у вас. Какое объяснение вы могли бы дать этому феномену фрагментарного отказа от проверки реальности? Да и вообще, в чем, по вашему, суть этого явления?

Оригинал записи на сайте

Тайм-деньги: концепция и эксперимент. Квинты.



У нас в I(nt) прямо сейчас кипят баталии по поводу уже пятой, кажется, реформы нашей тринт-системы. Кто не в курсе, может прочесть про тринты по ссылке. На сегодня могу сказать, что тринты успешно развиваются, понемногу прирастают пользователями, а с момента прошлой о них публикации их курс успел ощутимо подрасти.

Хотя, торговля у нас пока идет в гомеопатических объемах. Однако, потратив несколько десятков часов на разработку новой версии ▲-Кодекса, я внезапно понял одну интересную закономерность. Её сообщу чуть ниже, а вопрос, о котором я задумался, звучал так: откуда вообще берется ценность единиц и ноликов, непригодных ни к какому практическому применению?

Давайте поговорим о том, что происходило в биткоин-сообществе на ранних стадиях его развития. Как мы помним, сперва это была небольшая группа энтузиастов. Её участники активно майнили монеты, те копились, внутри новой системы возникали внутренние богатеи и средний класс… Конечно, всё это было лишь игрой, ведь монетки ничего не стоили - за них в те времена ещё никогда никто и нисколько не платил.

Однако, действительно ли ценность этих монет была тогда нулевой? Если это правда, то любой из местных богатеев с радостью согласился бы в те времена продать все свои богатства за 1 цент. Думаете, маловато? Мне тоже так кажется. Человек старался, копил монеты, тратил электричество. Ждал долгое время, чтобы накопить большую сумму на кошельке. Какой ещё цент?

Может, тогда за 1 доллар? Но, пожалуй, и доллара маловато, чтобы отдавать за такую ничтожную сумму предмет своего долговременного интереса. Чувствуете, куда всё идет? Биткоин, как и все прочие криптовалюты до него, получил ценность по двум причинам. По-первых, появились люди, готовые его купить, хотя бы и на незначительную сумму. Во-вторых, его потенциальным продавцам было жаль отдавать накопленное совсем за бесценок.

С нашими тринтами сейчас происходит ровно такая же история. Сначала они просто копились на счетах участников и ничего не стоили. Потом, когда возник первый спрос, выяснилось, что отдавать их задешево никто не видит смысла. В самом деле, зачем получать копейки и уменьшать такое красивое число на балансе? Тем более, когда оно заслужено, и на его накопление ушло ощутимое время.

То есть, вышеупомянутая закономерность, являющаяся корнем ценности любых новых денег, одинаково проявляется и в биткоинах в и тринтах. Единицы и нули обретают денежную стоимость потому, что являются ценными для своих обладателей, у которых они уже есть. Биткоин при этом строит блокчейн и жжет электричество, тринты требуют для генерации участия в совместных активностях. Однако, всё это, судя по всему, не имеет никакого отношения к механизму возникновения ценности.

Если я прав, то можно вынуть этого из механизма лишние составляющие, и он будет работать только лучше. Это будет значить, что тринты оказались первым примером тайм-денег - денег нового поколения. Хотя, когда мы их делали, мы этого не осознавали. Кроме того, тринты специфичны, придуманы как инструмент для развития сообществ (и отлично работают в этом качестве!), однако плохо подходят для тестирования концепции в целом.

А поскольку мне очень хочется проверить свои догадки, я решил запустить ещё одну тайм-валюту, специально для тестирования гипотезы тайм-денег в чистом виде. Новая валюта называется квинты, они очень просты и вы можете получать их, вообще ничего не делая - за проведенное в системе время.

Квинты генерируются раз в день, для каждого участника системы. Размер генерации зависит исключительно от возраста системы. Есть 5 периодов, из которых первые 4 длятся по 125 дней, а пятый бесконечен. Размер базовой генерации составляет 3125 квинтов в день в первый период, 625 во второй, 125 в третий, 25 - в четвертый, а далее вы будете получать по 5 монет каждый день вплоть до тепловой смерти Вселенной. Или, страшно подумать, остановки проекта.

Еще у каждого участника есть патрон - это тот, кто его привел. Патрону тоже генерируется ежедневное вознаграждение. Оно составляет 5 базовых за каждого приведенного. То есть, находясь в системе на первом этапе, вы будете получать 3125 монет в день за простое присутствие. Однако, тот, кто привел вас в систему, будет получать за этот факт 15625 монет каждый раз синхронно с вами.

Никакой сетевой пирамиды патроны не образуют. Патрону решительно всё равно, сколько участников приведет его подопечный. Зато у патрона есть ещё один дополнительный бонус. Когда приведенный им участник продает квинты другим на внутренней бирже, патрон получает 1% от этого лота в квинтах, причем сразу же в момент его выставления.

Это нужно для того, чтобы патронам было интересно будить спящих участников. Не знаю, будет ли конкретно от этого инструмента толк на практике, слишком мало ещё прошло времени. Да, квинты уже существуют, пока что - тоже в гуглотаблице, причем сейчас в системе идет уже третий день.

Это значит, что присоединившись прямо сейчас, вы уже не сможете получить генерацию за первые два дня существования системы. Однако, остались ещё 123 дня первого периода, ведь у нас первая генерация происходит сразу же после добавления нового участника. И его патрон также немедленно получает свое первое вознаграждение.

Впрочем, я могу ещё долго рассказывать о концепции тайм-денег, механизмах квинтов, а также своих разработках и гипотезах в этой области. Однако, текст выходит уже длинным, несмотря на свой вводный характер. А я сегодня ещё хотел успеть пригласить вас принять участие в моем небольшом эксперименте. Одна из моих гипотез в том, что я легко смогу продать вам квинты. Попробуем?

Вы можете зарегистрироваться и получать монеты, которые, возможно, в будущем будут иметь некую стоимость. Делать для этого ничего не нужно, вы можете хоть забыть про нас на годы, а потом вспомнить и выставить на продажу накопленное. Однако, если вы хотите получать много, нужно привести ещё кого-нибудь и стать патроном. После чего опять ничего не надо делать - генерация за патронаж начисляется сама собой ежедневно.

Вот документ, в котором сейчас существуют квинты. Вот telegram, в который надо писать, чтобы вас добавили в систему: @helios3. Напишите, что вы пришли по рекомендации участника Резуш - это мой псевдоним в системе. Я попрошу у вас номер телефона, для последующей верификации, и псевдоним для участия. В принципе, это всё, что нужно.

В любом случае, вы ничего не теряете, ведь квинты не собирают взносы и не принимают вклады. Участие абсолютно бесплатно, монеты начисляются без каких-либо условий, выставить их на продажу можно в любой момент. Прямо сейчас, разумеется, никаких продаж ещё не было, ведь ценность тайм-денег есть функция от времени их существования, а 3 дня - всё-таки немного маловато для старта торгов. Не исключено, - и я хочу это подчеркнуть, - что квинты никогда ничего не будут стоить.

Однако, пока это просто эксперимент, в который мне было бы интересно пригласить всех читателей этого блога. По какой-то странной причине, мне очень хочется сделать это как можно раньше. Возможно, дело в чувстве симпатии, а возможно я просто раздуваю хайп…

Но на мой взгляд, я всего лишь предлагаю попробовать что-то новое. Если эксперимент окажется удачным, а мои гипотезы - верными, то в качестве побочного эффекта его первые участники, вероятно, изменят своё финансовое положение. Если же нет, мы в любом случае узнаем что-то, чего не знали раньше.

Погнали в квинты?

Оригинал записи на сайте

Пара слов о чудесах



Я тут на днях гуглил странное и наткнулся на описание Фатимских чудес. Так называются случаи, как утверждается, явления Девы Марии в португальском городе Фатима. В частности, при большом скоплении народа.

Подобные вещи звучат абсолютно сенсационно, даже невзирая на давность самих событий, исчисляемую уже многими десятилетиями. Дело тут вот в чем: данное чудо, в числе ряда прочих, официально признано Ватиканом. Этот факт, после некоторого обдумывания, начал проделывать пару брешей в моей парадигме. Сейчас расскажу про обе.

Зайдем сперва с религиозной стороны. Допустим, всё так и было - в городе Фатима была с визитом настоящая Дева Мария и общалась с десятками тысяч людей. Большинство из которых были, надо думать, верующими. Выходит, все эти люди получили прямые и весьма значительные доказательства истинности своей веры.

После того, как ты лично видел на небе божественное явление, и о вере-то говорить становится уже неуместно. По идее, если верующий смог подтвердить истинность своей веры, его теперь следует называть знающим (или ученым), а его веру - частью научной картины мира.

Однако, если превращение верующих в знающих допускается божественным умыслом и производится, время от времени, различными его представителями, зачем вообще нужно требовать от людей какой-либо веры? Можно показать всем то, что уже показали многим. Или не показывать никому, по крайней мере, это поставило бы грешников в равные условия. Хоть в чем-то.

То есть, если факт веры без знания важен, то почему некоторым все же предоставляется знание? Причем довольно массово, надо заметить. А если нет ничего страшного в том, чтобы явить верующему доказательства его веры, то почему бы не сделать этого со всеми? Мы же не будем предполагать саботаж со стороны Девы Марии, верно?

Другой момент, который хотелось бы обсудить, связан, наоборот, с научной стороной вопроса. Потому что я полез гуглить дальше и узнал о процедуре признания чудес католической церковью. Должен сказать, что это весьма внушительный процесс.

Чудо должно быть подтверждено последовательно двумя комиссиями. Насколько я понял, вторая собирается только по итогам работы первой, но вот тут могу ошибаться. Первая же комиссия состоит, главным образом, из специалистов. То есть, церковники приглашают ученых и предлагают тем исследовать некоторое явление и вынести свой вердикт о его природе.

Утверждается, что только в случае, когда ученые разводят руками, собирается вторая - богословская - комиссия и принимает окончательное решение о признании чуда. Получается интересная вещь. У нас под боком время от времени происходят явления, которые наука объяснить не в силах. По идее, это должно подрывать существующие концепции и приводить к созданию новых теорий. Однако же - не приводит. Но почему?

Здесь я вижу прямое несоответствие. Возможно, церковная процедура для чудес не так строга, как её описывают? Или же наоборот, ученая братия не слишком-то готова исследовать то, что не вписывается в существующие теории? В любом случае, что-то здесь не так.

Вопрос церковных чудес заинтересовал меня потому, что его трудно уложить в любую из возможных мирокартин. На него можно принять какой-то из существующих удобных ответов, но мне сейчас они все кажутся скорее компромиссами и отказом от поиска ответов настоящих. Поискать же настоящие я предлагаю, как всегда, вместе.

Расскажите, что вы думаете о религиозных чудесах и как они вписываются в вашу картину мира. Обозначить мировоззрение при этом тоже не помешает, чтобы было сразу понятно, о чем речь. Я, как всегда, буду неподалеку и попробую найти истину в комментариях.

Оригинал записи на сайте

Точка бойкота



На днях неприятно резанула новость о массажисте, получившем 12 лет тюрьмы по обвинению в развратных действиях с малолетним пациентом. Думаю, многие уже встречали публикации про это дело в сети. Не буду сейчас обсуждать возможную виновность неудачливого массажиста - насколько я понял, никто в этой истории не озадачился сбором хоть каких-либо доказательств против обвиняемого, а потому говорить просто не о чем.

То есть, человек был осужден по тяжелой статье исключительно на основании слов другого человека. Не считая еле разговаривающего ребенка, никого другого в комнате не было, а никаких материальных подтверждений совершенного преступления не существует. Поэтому предлагаю не уподобляться государственному “правосудию”, а просто считать г-на Марина невиновным, как это и следует делать в подобных случаях.

Исходя из этого, было бы не лишним озадачиться, как обезопасить себя от чего-то в том же роде. Полагаю, многие скажут, что в наше время не следует работать с детьми, по крайней мере, без внушительной премии за дополнительный риск. Это справедливо, но подобное может случиться по множеству различных причин, зачастую совершенно непредсказуемых.

Корень проблемы, на мой взгляд, лежит в принципиально неравном положении сторон на этом “судебном” процессе. Обвиняющая сторона совершенно ничем не рискует, даже напрямую оговаривая свою жертву. В теории это не так, но по факту оговор всегда можно списать на ошибку, а за неё никакого спроса нет. В таких условиях становится жизненно необходим механизм, который бы выравнивал ситуацию.

Естественное право обычно предполагает для таких случаев что-нибудь вроде бойкота. В самом деле, даже если отвлечься от этической стороны вопроса, попросту опасно иметь дело с тем, кто только что на ровном месте поломал жизнь предыдущему контрагенту. Поэтому в нормальной ситуации, полагаю, реакция окружающих не заставила бы себя долго ждать.

Разумеется, в наших реалиях государство прилагает все усилия для слома естественных механизмов. Если у вас публичное предприятие, бойкотирование отдельных лиц вам будет прямо запрещено законом. Но вот какая штука - в данном конкретном случае это обстоятельство не имеет ни малейшего значения.

Потому что, как бы ни карало государство за осуществление нашего права на частную дискриминацию, в этом случае мы точно знаем, что за отказ от бойкотирования оно карает куда сильнее. Я сейчас не иронизирую, как раз наоборот. Это простой и логичный вывод, на мой взгляд, единственный, который можно тут сделать.

То есть, дерегулирующий эффект государства должен исчезать в этом месте, так как государственные методы его насаждения выходят за границы применимости. Совершенно не страшно получить штраф или даже небольшой тюремный срок в ситуации, когда альтернатива грозит чем-то гораздо худшим. В теории, именно бойкота мы должны были бы ожидать от окружения мнительной обвинительницы.

Однако, думаю, что никто из нас не ожидает всерьез ничего подобного. Обычно у фигурантов таких историй не возникает вообще никаких проблем в связи с их действиями. Я легко могу понять причины безразличия, тем более подкрепленного у многих верой в то, что государство уже “разобралось как надо”. Но вот беспечность каждого отдельного человека на личном уровне вызывает у меня некоторое удивление.

Лично я бы, живи я в городе, в котором это произошло, обязательно навел бы справки про обвинителей, с целью постараться исключить с ними любые возможные контакты. При этом я бы считал, что действую исключительно для обеспечения собственной безопасности. Поэтому мне было бы совершенно безразлично, какое количество людей разделяет мои опасения и мои методы.

Получается, что в этом случае бойкот выступает даже не способом коллективного неприятия, а индивидуальной профилактической мерой. В силу чего, ни у кого не появляется необходимости ждать, когда к нему присоединятся остальные. То есть, нет вообще никаких разумных причин подвергать себя опасности и продолжать какие-либо дела с этим контрагентом.

Не подумайте, что я призываю к бойкоту той женщины - я этого не делаю, тем более, что из этого всё равно бы ничего не вышло. Я призываю лишь задуматься над ситуацией и попробовать вместе найти ответ на вопрос: почему даже в этом случае бойкот не работает с должной силой?

Я здесь вижу пример массового нерационального поведения. Следовательно, либо я ошибочно считаю его нерациональным, либо существует причина, мешающая людям делать в подобных ситуациях более выгодный для них выбор. Возможно, поняв эту причину в общем виде, мы смогли бы что-то с ней сделать. Хотя это, разумеется, всего лишь гипотеза.

Итак, что вы что думаете про опасных для свободы и жизни контрагентов? Какое поведение вам кажется наиболее разумным с точки зрения снижения порождаемых ими рисков?

Оригинал записи на сайте

Проверено на себе



Есть один принцип, которым я руководствуюсь как в собственной практике, так и в работе с учениками. Этот принцип заставляет меня лично проверять каждую методику перед тем, как добавить её к рабочему арсеналу. То есть, если речь идет о чем-то, связанном с психологией и саморазвитием, я предпочитаю прямые эмпирические данные любым другим.

Это может показаться ошибкой, поскольку достоверность доморощенных экспериментов неизбежно должна быть ниже, чем у серьезных исследований, проведенных по всем правилам науки. Но моя практика год от года подтверждает, что мои действия всё-таки имеют смысл. На чем основана моя спорная, с виду, позиция, я расскажу ниже.

Для начала предлагаю всерьез поговорить про достоверность, как таковую. Наука склонна постоянно уточнять имеющуюся у неё картину мира, внося коррективы и отбрасывая устаревшие представления. Однако, этот процесс происходит по разному в разных научных дисциплинах. Что не позволяет нам, практикам, одинаково относиться к данным, полученным от психологии и, скажем, физики.

Потому что в физике была механика Ньютона, а потом её уточнил Эйнштейн с помощью теории относительности. Но Эйнштейн всего лишь обозначил границы применения классической теории. Он не сообщал нам, что механика Ньютона на самом деле не работает и все здания, построенные на основе её формул, скоро рухнут. В психологии же мы можем наблюдать такое постоянно.

Кстати, в этом плане психология сейчас повторяет путь медицины в целом. Еще несколько десятилетий назад медики вовсю занимались самодискредитацией, авторитетно предлагая нам отведать конфет с радием и выпить героина от кашля. Тот факт, что научно проверенные рекомендации в принципе способны приводить к таким губительным последствиям, не оставляет этим рекомендациям шансов на мое безусловное доверие.

Медицина с тех пор стремительно исправляется. Я полагаю, что это связано с критичным уровнем знаний, накопленных в этой отрасли. Если достаточно долго и последовательно применять научный метод, рано или поздно он начнет давать картину более-менее коррелирующую с реальностью.

Именно этот момент - момент появления непротиворечивой парадигмы - я считаю точкой зарождения отдельно взятой науки. Я не посчитал бы физику за науку, если бы она рекомендовала мне забить гвоздь в воздух, или сделать что--то еще, что не сработает. Это чистой воды инструменталистский подход, признаю, но никакой другой в случае с психологией вообще не годится.

Уровень знаний о работе нашего мышления пока что очень далек от достаточного, чтобы из этих знаний вышла настоящая наука. Ляпы, наподобие конфет с радием, встречаются в психологии повсеместно и по сей день. Исследования, десятилетиями лежащие доступными для проверки, опровергаются на корню уже после получения за них Нобелевской премии.

В силу этого результаты, да и дизайн многих современных исследований тоже вызывают мое закономерное недоверие. Раз уж мы начали говорить о достоверности, то придется признать, что имеющаяся у нас психологическая наука не способна предоставить её в приемлемом объеме. Это значит, что обращаться с психологией, как с наукой, попросту опасно, и следует выработать какой-то другой подход.

Лично я свой подход перенес в саморазвитие из бизнеса. Когда вы решаете бизнес-задачи, у вас, обычно, тоже нет научного аппарата, способного давать на выходе заведомо верные решения. Я, конечно, не говорю, что в бизнесе нет теории - она есть, и её много. Но в бизнесе, условно говоря, не существует формулы, в которую можно подставить текущую фазу луны и курс доллара, а на выходе получить наиболее конверсионный текст рекламного объявления. Серьезно, теории теориями, а этот конкретный факт вам придется выяснять лично, путем проб и ошибок.

Причем метод проб и ошибок в бизнесе вполне работает.  И приводит к отличным результатам при умелом применении. Также хорошо работает копирование актуальных успешных паттернов - насколько именно хорошо, можно судить по распространенности этого метода. То есть, если вы хотите больше денег от бизнеса, теория вам нужна, но её недостаточно. Всё, что вы сделаете, придется дополнительно проверять, зачастую по много раз.

Именно это я делаю для себя и своих учеников. Я не отбрасываю научный метод, а, скорее, добавляю к нему ещё две дополнительных проверки. Первую я произвожу на себе, что позволяет не только убедиться в методе, но и по настоящему понять его изнутри. Это я делаю всегда до того, как предложить некий метод ещё кому-то. Вторая проверка производится после и должна подтверждать, что предложенное действительно приносит пользу конкретному человеку в конкретной ситуации.

Потому что психологические методики и трюки, к сожалению, редко бывают универсальными. Вероятность срабатывания конкретной методики может составлять пару десятков процентов в каждом случае, лишь изредка доходя до 80-90%. Полной же гарантии в этом деле не бывает никогда.

То есть, говоря строго и честно, вы никогда не знаете, что произойдет вот с этим человеком в результате применения вот этого метода. В лучшем случае вы сможете дать вероятностный прогноз, а фактическое положение дел придется постоянно отслеживать. И только хорошо наладив обратную связь, вы можете рассчитывать на комплексный и устойчивый эффект.

Хорошая новость в том, что стабильно положительные результаты вполне достижимы. Да, конкретный метод может не сработать, но метастратегия их постоянного перебора рано или поздно выводит на верный путь. Это позволяет увеличивать внутренний ресурс подобно капиталу предприятия.

Конечно, всё зависит от умелого управления уже имеющимися ресурсами. Никуда не деться и от необходимости быть в курсе достижений науки - в конце концов, надо же откуда-то черпать методы для последующих проверкок. Но мне кажется, что возможность лично поручиться за любое из предлагаемых мной решений, дает мне некоторое преимущество, не забирая взамен ничего существенного.

Так что я, пожалуй, буду продолжать в том же духе. Моя позиция может выглядеть как угодно, но она работает и приносит измеряемую пользу. Если же мой подход можно дополнительно улучшить, буду рад вашим идеям по этому поводу. Вы согласны со мной или видите, в чем я не прав?

Делимся проверенным на себе!

Если вы хотите:

  • Стать ощутимо сильнее


  • Быстрее и увереннее идти вперед


  • Получить мощную дополнительную мотивацию


  • Укрепить и кардинально расширить внутренний инструментарий


  • Навести порядок и создать вашу собственную систему из хаоса


  • Воспользоваться помощью квалифицированного психолога


  • Или присоединиться к бесплатной группе для взаимной поддержки


Проходите по ссылке, чтобы подобрать подходящее решение. Там же можно получить ответы на любые вопросы и предварительную бесплатную консультацию (пишите в любой мессенджер)

Оригинал записи на сайте

Самый умный анкап



Либертарианцы без конца ругают товарища Илона Маска, и, разумеется, за дело. Не буду сейчас углубляться в суть претензий, она и так очевидна тем, кто их имеет. И все же я хочу предложить один забавный мысленный эксперимент. Или, если хотите, фанатскую теорию.

Кстати, у меня есть обоснованная теория, что действие сериала “Маша и медведь” происходит на галопалубе во вселенной Star Trek. Но не будем отвлекаться, вот вам теория про Маска: представьте, что он убежденный анархо-капиталист, единственная цель которого — строительство частных (своих, разумеется) городов.

Я говорю “представьте”, потому что вышеизложенное — не более, чем условия для мысленного эксперимента. Я предлагаю попробовать объяснить все слова и поступки этого человека, исходя из подобного предположения. И посмотреть, получится ли у нас совместить эту теорию с реальным персонажем.

Я вот думаю, что получится. Придется, разумеется, ввести ряд дополнительных допущений, но это в подобных случаях неизбежно. Логично предположить, что наш герой много думал о способах достижения своей цели. И уж конечно, брал в расчет реальные условия, в которых придется действовать.

Довольно быстро он мог прийти к мысли, что частные города на родной планете — так себе затея. Не смогут они быть по настоящему частными, как мы уже выяснили несколькими постами ранее. Если вкратце — регуляторные риски для этого бизнеса таковы, что почти сводят на нет весь смысл затеи. Это, кстати, единственная причина, по которой у нас до сих пор нет сверкающих вольных мегаполисов, но сегодня о другом.

Частный город — бизнес сам по себе большой, а потому заметный. Если же необходимость заставляет рассматривать такие отдаленные места для строительства, как другая планета, вам придется стать поистине гигантской корпорацией для осуществления замысла. Очевидно, что на этом пути вы привлечете самое пристальное внимание государств и будете вынуждены каким-то образом с ними сотрудничать. Других реалистичных вариантов, увы, придумать не удается.

При этом, в большинстве случаев “сотрудничество” с правительством, помимо наложения на вас немыслимого количества ограничений, заключается в перекладывании денег из вашего кармана в правительственный. Что, разумеется, не может устроить человека, нуждающегося в огромных капиталах для своего предприятия.

И перед ним встанет практическая задача, ценой решения которой будет выживание его, ещё нерожденного толком, бизнеса. Причем это будет как раз тот тип задачи, которые реальный Илон Маск любит решать больше всего — задача снижения издержек. Надо сделать так, чтобы вред, неизбежно получаемый от действий правительства, постоянно чем-то балансировался.

А теперь, дамы и господа анархо-капиталисты, вы легко сможете назвать решение, придуманное и воплощенное в жизнь моим персонажем. Для этого вы можете просто перечислить все свои претензии к его реальному прототипу. Да-да, именно этот набор компромиссов и может в итоге оказаться оптимальным решением ситуации. Правда, чтобы это увидеть, необходимо обладать всей полнотой информации. Поэтому нам многие слова и поступки реального Илона Макса могут казаться необъяснимыми, или объясняться совершенно неожиданным для нас образом.

Например, Илон Маск предлагает налог на выбросы? Ну да, факт неприятный. Но ведь он говорит о том, что за причиняемый окружающим вред следует выплачивать равновесную компенсацию. Разве наши принципы не говорят о том же самом? Да, мне самому не нравится механизм, который он предлагает для этого использовать. Однако, налоги существуют, сами по себе работают и вполне понятны населению. Возможно, если вы даете публичное интервью, мысль про компенсации и стоит выразить через налоги? Тогда её хоть кто-то поддержит.

Это был один из возможных примеров работы моей “фанатской теории”. Если что, я так её называю, потому что, по своей сути, она похожа именно на фанатскую теорию любителей сериалов или что-то в этом роде.. Я немного симпатизирую Маску, но не более того. Шут его знает, что он там на самом деле думает. Вопрос-то в другом.

Я не исключаю, что мою теорию можно однозначно опровергнуть, приведя некий факт стопроцентного нарушения Маском принципа ненападения. С другой стороны, персонаж Маска в моей теории (да и настоящий Маск в реальной жизни) имеет статус первопроходца. А таким людям даже либертарианцы склонны прощать некоторые вещи.

Поэтому вопрос на сегодня будет таким: если Маск действительно тайный анкап, что, на ваш взгляд, он мог бы улучшить в своих действиях? Но только давайте договоримся, что улучшить — это не начать лучше соответствовать вашим ожиданиям. Улучшить — это приблизить постройку своего частного города, в том или ином виде.

Есть варианты?

Оригинал записи на сайте

Улучшения для парадигмы



Мы, сторонники принципа ненападения, склонны видеть мир в рамках парадигмы, обусловленной нашими принципами. Как и любые последователи любых систем взглядов на свете. Наша парадигма лично мне кажется хорошей, в частности, потому, что стабильно дает наилучшие предсказания. Как минимум в области экономики это весьма очевидно. И регулярно демонстрируется в открытом доступе.

Есть, однако, и конкурирующие парадигмы. Одну из них можно описать как модель пищевой цепи. Её суть в том, людей следует делить на жертв и хищников, причем хищников может быть не одно звено, а сколько угодно много - друг над другом. В рамках этой парадигмы никакие преступления не считаются таковыми, если их жертва является твоей “законной добычей”.

При всей своей внешней неприглядности, эта парадигма, видимо, является доминирующей на планете. Если судить по поступкам, выходит, что все государственные люди так или иначе ей следуют. Пусть и осознают это каждый в своей мере.

А это заставляет нас сделать один неизбежный вывод. За ресурсы и влияние склонны конкурировать все. А вражеская парадигма, будучи применена к реальности, дала критично большую отдачу, чем наша. Знаете, если бы речь сейчас шла не про систему убеждений, а про научную гипотезу, мы бы сразу поняли, в чем дело.

Мы бы сказали, что наша теория требует уточнения. Потому что на данный момент недостаточно подробно или недостаточно верно описывает реальность. Мы бы не смогли признать её ошибочной полностью (как минимум из-за верных предсказаний), но теории вообще не бывают полностью верными или ошибочными. Они просто требуют постоянных уточнений. А когда получают - дают нам новые возможности по взаимодействию с физической реальностью. Для того и нужны.

В связи с чем вопрос. Что такого можно было бы улучшить в либертарианской парадигме, чтобы сделать её ещё сильнее, чем сейчас? Или я вообще не прав, и проблемы не существует?

Оригинал записи на сайте